Вертолет упал не случайно

30.09.06 

Расследование уголовного дела по факту гибели генерального директора ОАО «Южкузбассуголь» Владимира Лаврика, его охранника Евгения Сальникова и пилота Артура Монгуша дало первые результаты. Предварительная экспертиза качества топлива, которым был заправлен вертолет MD 600, выявила несоответствие его ГОСТу.

По словам следователя Новокузнецкой транспортной прокуратуры Михаила Маркдорфа, авиационный керосин ТС-1 был проверен в лаборатории Новокузнецкого аэропорта, о несоответствии его стандартам свидетельствует предварительное заключение. Какие из девяти проверенных параметров не соответствуют нормам и в какой степени, отражено в окончательном заключении, которое пока не получено.

Для более же детального анализа состава керосина необходимо проведение комплексной судебно-технической экспертизы в Москве, а это вопрос не одного месяца.

Однако следствие не рассматривает версию отказа двигателя из-за некачественного керосина как основную: как-никак, вертолет выдержал два двухчасовых перелета и рухнул на землю уже на подлете к аэропорту в Михайловке. Топливо для заправки, к слову, было куплено не у новокузнецких (кемеровских, новосибирских и т. п) авиаторов, а при посредничестве некоей фирмы-поставщика, по сходной цене. Приобретенный в августе в Москве вертолет был выпущен в 1998 году, и ресурс его частично использован. Из столицы в Кузбасс аппарат был доставлен в разобранном виде (с отсоединенными лопастями) и смонтирован 5 сентября. Он несколько раз поднимался в воздух, заметных неисправностей выявлено не было. В день трагедии вертолет совершал свой первый продолжительный полет Новокузнецк-Юрга-Новокузнецк.

Второй охранник, Евгений Емуранов, единственный оставшийся в живых участник того печально завершившегося полета 13 сентября, был дважды допрошен, но его показания мало что прояснили: летел он в пассажирском салоне, оценить действия пилотов не мог. Со слов пострадавшего, произошел хлопок, после чего двигатель остановился, а вертолет начал падать…

Артур Монгуш и Владимир Лаврик летели на местах первого и второго пилотов; рычаги управления жестко связаны, и кто в какой момент совершал какое действие и какое прилагал усилие, остается неизвестным. Свет на этот аспект вряд ли смогут пролить и данные бортового компьютера, расшифровка которого еще не производилась. Сам компьютер от падения отчасти поврежден, но шансы на восстановление информации есть. Желание принять участие в расследовании высказали представители фирм-производителей (Макдоннел Дуглас, США и «Роллс-Ройс», Великобритания); расшифровка данных до их приезда в Новокузнецк, скорее всего, не начнется. Срок следствия ничем не ограничен, но ранее чем через полгода окончательный результат получен будет навряд ли.

Со слов Новокузнецкого транспортного прокурора Сергея Бобылева, летательный аппарат не был зарегистрирован, на основании чего государственный орган надзора в сфере транспорта отказал в проведении расследования происшествия. Это обстоятельство красноречиво свидетельствует об отношении авиаторов к безопасности – своей и чужой. О фактах нарушений летной дисциплины заявляли и наши читатели – жители Михайловки, где находится аэродром. Однако как пояснил Сергей Бобылев, в рамках расследования уголовного дела проверка других летательных аппаратов (в частности, спортивного самолета Як-52) не производится.

Сергей Бабиков.

http://www.kuzpress.ru/?n=showsta&id=1993